314

Снежная королева 06

by sharandula & by phenix

 


9.


Ну, вот снова опять двадцать пять не прошло и
недели. Валя зябко скукожилась, инстинктивно обхватывая себя и выдыхая густые
струйки пара, оглядывалась по сторонам. Сезонная миграция замерзших, иначе не
назовешь. Что ж отлынивать не стоит, раз позвали. К кому призраки ещё обратятся
за помощью, как не к духовидцу? Девушка повернулась, всматриваясь в мглу. Где
она? Темно кругом и кажется очень холодно, хорошо, что не ощущается. Валя присела на корточки, пытаясь
определиться сначала с самой доступной поверхностью. Странно, под ногами мрак.
Девочка протянула руку и невольно вздрогнула, когда рука ушла дальше
предположительной «земли». Что-что!? Она падает! Как только она осознала это,
мир пришел в движение. В лицо врезался ледяной ветер, волосы с громким шорохом
затрепетали следом, разум сковал панический ужас. Куда её несет? А это поможет,
если она будет видеть дно?


Валя открыла глаза вдыхая побольше воздуха.
Секунда ушла на то что бы понять, что это только сон и ещё минут пять прошли в
попытке вспомнить куда она в конце концов упала и почему так напугана сейчас.


- Валька подъём в школу опоздаешь! – донесся
мамин голос в коридоре.


- Встаю-встаю, - больше проворчала, чем ответила
девушка, кое-как стащила с себя одеяло, конечности её ещё не слушались. Вокруг
все какое-то огромное, ладно пусть это будут последствия кошмара. К тому же
призрак в комнате был, вон балдахин раскачивается. После дома Мэлвелов ей тоже
захотелось нечто подобное. А ещё, что бы Ёрик заходил чаще, а он словно
специально не заглядывает. Однако и правда пора вставать, наверное кошмары от
пересыпа снятся.


Она прислушиваясь к себе осторожно поднялась на
все четыре лапы и встряхнулась ото сна. Спина слегка затекла, Валентинка
выгнулась дугой протягивая когти перед собой, проведя ими несколько раз по
матрасу и невольно выдирая нитки.


- Валька, чего ты там возишься? Никак с кроватью
договориться не можешь? – раздался насмешливый голос мамы.


Девочка крикнула «уже иду» и, спрыгнув на пол,
поцокала по полу коготками. Они были в подушечках, но все равно острые края
издавали этот приятный звук. Мамины ноги оказались перед глазами, и Валя
потерлась об них в приветствии. Женщина рассмеялась, подхватила дочку на руки,
посадила за стол. Перед ней поставили блюдце с молоком… Валя проследила за
маминой рукой, почувствовала, как её гладят по голове. Она благодарно
замурлыкала, принялась за завтрак, осторожно лакая из тарелочки розовым
язычком. Молоко такое теплое вкусное, белое… «Поем – поиграю, там в зале где-то
клубок под креслом лежит, а на подоконнике сонная муха жужжит…» Чего-чего!


Валя вдруг замерла над тарелкой, перевела взгляд
на лапы покрытые белой шерстью, затем опустила глаза и заметила белый пушистый
хвостик, крохотный как червячок, он словно дразнил, подрагивал, захотелось его
сцапать. Она приблизила голову к миске с молоком, на неё смотрел котенок с
морозными глазами…


Девочка взвизгнула, схватившись за лицо руками,
на одно мгновение перед глазами промелькнуло нечто бесформенное и белоснежное.
И снова её комната перед глазами и опять качается балдахин, вокруг явно было
холоднее, но сейчас температура постепенно возвращается в норму. Неужели это
именно оно? Так становятся магом-оборотнем? Постепенно сходят с ума,
проваливаясь из одной реальности в другую. Валька спешно ущипнула себя за руку
и невольно вздрогнула - больно, перестаралась.


- Эй… есть кто на связи? – прислушалась девочка
к себе, если бы ей сейчас ответили новоиспеченные клановцы, она бы сто процентов
сошла с ума. Мама на этот раз не звала, почему-то стало понятно, что её нет
дома. Валя перевела взгляд на часы – восемь. Сегодня суббота – выходной.
Хорошо, что в школу идти не нужно. А вдруг способности проявятся именно
сегодня? Из кровати она выскользнула с большим удовольствием, что бы снова не
отыскать себя там, даже застелила как можно быстрее. И куда ей податься
сегодня? Котофей сказал, что обучение начнется сразу как пойдет сила. Может
напроситься и посмотреть, как тренируется Брут? Интересно, что они делают на
тренировках?


Перед глазами появилась стена с вырезками из
газет, старые снимки Лиды и Ёжика и новые уже Валентинки. Мама подарила дочке
на день рождения фотоаппарат, вот и пришлось осваивать новое увлечение. В
окружении парковых снимков затаился её секрет. Врят ли кто-то когда-нибудь ещё
зайдет к ней в комнату кроме мамы или друзей, поэтому счастливая мося Мома в
полной безопасности. Валя невольно улыбнулась, он так обрадовался, когда ему
сделали предложение чуток попозировать, что опять потерял образ. Так даже лучше
получилось, накладные лица Всадников всё равно ощущались как чужие. Наверное, мастерство маскировки появляется с
годами упорных тренировок.


Валя налюбовалась на свое произведение искусства
и добрела до штор. Последнее время хотелось темного уединения. Балдахин,
плотные шторы, ковер под ногами с толстым пушистым ворсом – норка, одним
словом. Яркое утро невольно ослепило: кругом снег, белым-бело, деревья в
шубках, каждая веточка, каждый прутик – снег выпал ночью. Валя спешно задернула
шторы, пытаясь прогнать из глаз слепоту. На площадке веселились дети, радуясь
первому серьезному снегу, их звонкий смех слышался так, словно они играли рядом
с Валей.


- Боже ты мой, что со мной происходит? – Валя
спустилась по стенке, прижавшись к теплой батарее. Стук в окно заставил её
подпрыгнуть на месте. Девочка испуганно замерла и уставилась на занавешенное
окно, стук повторился. Валя перебежала на другой конец окна, и выглянула открыв
для себя крошечный уголок, врезавшийся снежок у её глаза сообщил что её
заметили. Она высунулась из своей засады. Брут махал ей рукой. Опять без шапки
и куртка нараспашку, лицо какое-то строгое, словно ругается. А тут кажется вся
компания собралась. Коля нахлобучил снежной бабе с грудью третьего размера
морковку вместо носа, и полез к ней целоваться. Олег носился вокруг него верхом
на ирбисе. Дворовая ребятня, хватаясь за хвост леопарда, нарезала гуськом
круги. Дети так пронзительно смеялись, уши резало…


- Ну вот, дожили! Уже сидя спим, - Валя открыла
глаза, увидев перед собой маму. Девочка сидела возле окна, прислонившись к
батарее, пригрелась и уснула. Женщина подняла её, раскрыла шторы и показала на
улицу. Валя зажмурилась от яркого света, захотелось спрятаться снова под
одеяло.


- Смотри, какую ты красоту просиживаешь дома, -
засмеялась женщина, снимая с себя холодную шапку. Девочка заморгала,
почувствовав запах свежести, он показался таким приятным и легким, опять внутри
что-то шевельнулось, маленькое и мягкое. Аня потрогала лоб дочки, чмокнула её в
щёку и вышла из комнаты.


- Валя, - позвала мама из кухни. Девочка, едва
перебирая ногами, побрела на голос. Женщина стояла возле стола, глядя на блюдце
с молоком. Валя замерла на месте, с минуту они гипнотизировали его вдвоем,
девочка на всякий случай ущипнула себя проверив сон это или, не сон, последнее
время она стала путаться в реальностях, - дочь, это кому? Намек? Ты хочешь
кошку?


- Кажется, уже не хочу, - пусто отозвалась Валя
и побрела из от кухни на деревянных ногах. Они сами понесли её прочь. Но она
побоялась возвращаться в спальню, лишь набросила на себя халат и шмыгнула
оттуда в зал, включив телевизор.


Мама некоторое время стояла над блюдцем и
сканировала его, подозревая проделки призраков. Оно выглядело чистым, ничего
потустороннего, да и в их дом никто не заберется без её дозволения.


- Я заходила к соседям на первом этаже. Их
голопуз уже вовсю агукает, много слов говорит, только слоги иногда переставляет
- рассказала мама, убирая блюдце и прислушиваясь к диктору в зале, - они все
вместе передавали тебе привет, говорят тебя вообще не видно, раньше ты ходя бы
на площадку выходила воздухом подышать, а теперь сидишь все свободное время в
норке. Доченька, сегодня выходной, сходи к Мартам, или к Коле в гости. Я
слышала, как он тебя звал.


- Зачем мне к нему ходить? – из зала раздавалась
какая-то возня, дочь там что-то передвигала.


- Я волнуюсь за тебя, - продолжила Аня,
намеренно понижая голос.


- Со мной всё в порядке.


- Ты уверенна? – прошептала женщина, едва сама
различая слова.


- Абсолютно.


- Мне кажется, ты очень нравишься Коле, -
заметила мать, продолжая раскладывать продукты и одновременно наблюдать за
дочкой, - духовидцы не монахи, а потомки Весты больше не дают обет безбрачия.


- Он проживет жизнь как человек, а я даже если
бы не согласилась на предложение клана умудрилась бы пережить своих собственных
пра-пра-пра-пра- каких-то-там-внуков. Мы не совместимы по видам.


- Ну что ты сразу о таких серьёзностях? Просто
подружить, походить в кино, проводить больше времени в компании симпатичного
спортивного мальчика и его друзей. И раз сразу так! Наша уникальность никак не
помешала моей маме родить меня, - заметила Аня, повернулась, обнаружив дочь за
столом. Та зачем-то принесла клубок алых ниток.


- Это чего?


- Нашла под креслом, - Валя выглядела очень
довольной, гораздо лучше, чем пять минут назад.


- Что с тобой происходит, колбаса?


- Ты первый раз про свою маму мне сказала. Она
встретила твоего папу, и они были вместе?


- Я их не помню, бабушка сказала, что они любили
друг друга. Я так хочу, чтобы ты встретила своего возлюбленного.


- И я… Хочу, чтобы ты позвонила сегодня Ёрику и
пригласила на ужин. Я могу попроситься на ночь к Мире с Олегом.


- Валя, он демон, - слегка смутилась Аня под
пристальным взглядом.


- А ты духовидец при первой встречи отдубасивший
его сковородкой.


- Не положены мечи духовидцам, - буркнула Аня и
поспешила склониться над овощами, - такие как Ёрик, они рабы своих Хозяев, став
демонами, они лишаются воли. Ёрик игрушка мастера Талу, я бы сказала, что его
вещь, как бы это жестоко не прозвучало. Мастер ему скажет вскрой себе вены и он
это сделает.


- Тогда почему он нам помогает?


- Демоны от природы очень любопытны, колбаса. Я
как-то читала на Саргассах, про ряд экспериментов над этим видом.


- Что-что? А это возможно? – округлила глаза
Валя, не глядя на руки, шинкуя овощи для ужина.


- До определенной степени это сделать удалось, -
усмехнулась Аня, подкинула пару картофелин, дочь словила их при этом продолжая
смотреть на мать, - В Риме как-то жил малоизвестный священник. В последние дни
жизни, его отлучили от церкви и сожгли как еретика. Он относился к специальному
подразделению Папы. Что-то вроде земных паладинов и в его обязанности входила
охота и ликвидация демонов. Чем он занимался очень усердно. Вероятно, в те
времена церковь ставила перед каждым священником план по убийству «темных
тварей». Воин сумел проанализировать сотню успешных операций и отсеял все
закономерности. А затем он произвел серию экспериментов. Не имею понятия как
священники видят демонов, но этот паладин видел. И на протяжении года проводил
пять одинаковых опытов. Один из них очень смешной. Он брал обыкновенный ящик, с
дырявым дном, так что бы часть земли просматривалась, оставлял на дороге и
наблюдал из засады.


- И что?


- А то что все демоны прошедшие мимо заглянули
под дырявый ящик, - невольно улыбнулась Аня, - Ёрик нам помогает, только до тех
пор, пока его Хозяину любопытны мы.


 


 


***


- Подготовка завершена? – в очередной раз
спросил Марютин у своего отражения. Сознание будто подернулось рябью и вокруг
запахло печеным хлебом. Что-то новенькое. Сережа недоуменно моргнул, заметив,
как у него цвет глаз сменился с голубого на пронзительно зеленый, уголки ушей
зачесались и, повернувшись в профиль, он рассмотрел эльфийское ухо, - А это ещё
что за…?!


«Темнодар», - представился клановец, - «наш главный
лекарь отсутствует, я один из трех его учеников, сумевших осилить большую часть
целительской науки».


- Ты эльф что ли?


«Хвала небесам – нет. Я снординг по рождению.
Мой вид обитает только в мирах, где потеплее. Про Землю и окрестные миры такого
не скажешь, поэтому ты никогда не встречался со снордингами. Давай ближе к
делу. Я не кровососущий и что бы построить лечение Ледяных, мне необходим
анализ крови. Защитники твоего мира – сняли пробы, мне нужно получить
результаты».


- Защитники? – Сережа недоуменно сопоставил
слово и едва сообразил, про кого клановец говорит. Точно! Для внешних жителей
земная полиция – защитники мира. Люди сами виноваты в том что так слабы, так
как долгое время усиленно закрывали глаза на магию.


«Заканчивай тягомотину, необходимо немедленно
получить результаты и отправляться в Западный. Где рыжий мальчишка?»


- Домой пошел…


«Сколько защитников его сейчас охраняет?»


- Не сколько, он дойдет до остановки, сядет в
автобус и уедет на Хутор под купол трехсолнца. Светлая защита не пропускает
магию.


«Идиот. Где живут твои инстинкты?! Идет охота за
Ледяными и их потомками! Его нельзя было оставлять без присмотра!!!»


 


***


«Брут, замри где стоишь! Куда ты один пошел?!» -
рыжий остановился посреди тротуара, невольно дернувшись, когда позади идущий
человек, зазевавшись врезался в спину.


- Простите, пожалуйста, - рассеяно извинился
парнишка у быстро скрывшейся в толпе спины, кажется человек даже не заметил,
что на кого-то натолкнулся. Фейри мгновенно забыл об инциденте, не понимая, что
вокруг происходит. Постарался как можно незаметнее оглядеть улицу, и отойти к витрине,
делая вид, что его заинтересовали картины. Глаз упал на черно-красное
изображение взрыва, добавляя в появившееся дурное предчувствие ещё и тихую
панику. В сознании знакомо закололо и запахло сиренью. Феникс самый мощный
огненный маг клана, старший помощник Бельгура, демонолог, рекрут и наставник
«огня и воздуха». Тем удивительнее было ощущать в себе именно его сейчас
настолько сильно и близко. Раньше клан «не заходил» так далеко. Старший был
предельно сосредоточен и сейчас занимался сканированием улицы на наличие
опасностей. Фейри невольно прислушивался к потокам силы, изучая способы
плетений.


«Молодец, малыш, Нами правильно тебя учит.
Наблюдай и пробуй повторять. Сейчас убедимся, что нет хвоста и немедленно
отправимся на Хутор под защиту. Затем собираем семью целиком и участвуем в
эвакуации. Амра многократно предупреждал, что в укрытии Мартов больше
недостатков, нежели плюсов, там слишком безлюдно и никто не помешает врагу
напасть».


«Зачем такие меры?» - те двое их с Олегом
конечно напугали до икоты, но для чего эвакуация?


«Они профессиональные охотники и убийцы магов.
Они специализируются на ловле и уничтожении таких как мы. То, что часть из них
– люди, в данный момент дает им преимущество».


- В чем?


«Найди сейчас в толпе охотника, малыш».


Фейри повернулся лицом к спешащим по делам
людям. Феникс был прав, шанс на обнаружение притаившегося охотника нулевой.
Хотя Нами учил, что ноль — это тоже цифра.


«И здесь твой опекун прав, кое-что мы можем и в
данном случае, тебе срочно требуется охрана и надежное укрытие».


Брут прислушался к мыслям Феникса. Он абсолютно
уверен в том, что за фейри следят. Один из черных людей был темным магом и тот
мог банально установить маяк на фейри, пока их отвлекал расспросами второй.


«Не время для детальных объяснений, ты всё
поймешь по ходу дела. Сейчас опустоши свой разум полностью и вспомни тренировки
по концентрации «абсолютного» внимания на одной единственной мысли».


- Какой? – Брут незаметно приступил к дыхательной
гимнастике. Для фейри сосредоточится на чем-то одном сложная задача, так как
ему постоянно приходится раздваивать сознание, что бы одна из частей подавляла
свечение.


«Сосредоточься по очереди на каждой вещи в
отдельности. Сначала на тьме, затем на собственной крови, следом на нужном
образе, и в конце концов на имени. У тех, кто делает это часто «вызов» не
занимает много времени. Ты делаешь это первый раз, поэтому может и не
получится».


- Мне нужно вызвать Нами?


«Не выйдет, он перводемон и не откликается на
вызов, в противном случае уже бы давно сидел у правой ноги короля демонов или
какого-нибудь некроманта. Призови слугу Талу – Ёрика, тебе известно его настоящее
имя, ты знаешь его внешне и вызов этого демона пройдет проще…»


Слова Феникса неожиданно оборвались вместе с
пропавшим городом. Брут испуганно вздрогнул, оказавшись в кромешной тьме,
выставил руку, пытаясь отыскать витрину, около которой стоял доли секунды назад
– ничего. Руку осветило теплым свечением, Брут ощупал себя. Он в полном
сознании и это какой-то трюк с пространством, так как под ногами ощущается пол,
а опустившись на корточки, фейри ещё и рассмотрел его темную гранитную
структуру. Где бы он не был, это не сон. Телепортация произошла мгновенно. А
ещё эти замысловатые охотники умеют блокировать ментальную связь, вероятно уже
ловили фейри и знают, что отрыв от клана должен быть моментальным, что бы
королева не успела среагировать и обнаружить местоположение похищенного данумэ.
Насколько он знал, если фейри жив и в сознании у его старших это займет несколько
секунд, если мертв от недели до месяца. Когда же они успели шмякнуть на него
маяк для телепортации? Брут похолодел, вспомнив прохожего, налетевшего на него
со спины. Больше некогда. Они с Фениксом искали мага, а это мог быть и человек.
Фейри снял куртку и развернул к себе, рассматривая спину. Так и есть, перед
глазами предстала круглая печать со вписанными рунами для телепортации.
Очевидно, человек использовал что-то вроде штампа, а вместо чернил кровь. Нос
защекотал сильный металлический запах – кровь принадлежала демону.


- Попался, - прошипел над головой голос.


- Что вам от меня нужно? – Брут на всякий случай
стер печать и вернул куртку на место, пытаясь параллельно определить
местоположение мага.


- Для начала – пряди волос будет достаточно, а
вот если нет, придется отрывать тебе руку, - рассмеялся голос. Тень сгустилась
прямо перед глазами, Брут отпрянул и тут же вскрикнул, когда маг схватил за
волосы и едва различимым размытым движением чиркнул ножом наотмашь, забирая
себе прядь волос.


- ОРСПшник знает тебя, - уверенно покивал своим
мыслям колдун, удивительным образом находясь на границе близкой атаки фейри.
Откуда они столько знают о них? Ведь встал именно так, что не дотянуться даже в
выпаде. Брут едва успел шарахнуться, заметив краем глаза движение справа от
себя. Снова перед глазами выросла тень и набросилась на него, обхватывая со
всех сторон и заставляя повалиться на пол.


- Сиди здесь тихо, кузнечик, - велел маг.


Фейри вскрикнул и замычал, когда рот накрыло
плотными тенями. Они тонкими полосками опутали руки и ноги не позволяя сделать
даже глубокий вдох.


- Будешь прыгать и задохнешься, так что подожди
своего приятеля без приключений, - Брут вздрогнул, когда перед глазами
появилось лицо колдуна. Ничего знакомого. Кто он такой не понятно, лишь одежда
такая же, как и на том типе, что их окликнул недалеко от бесов. Фейри моргнул,
когда тень бесшумно осыпалась и задрожал ощущая, как легко попался на такой
детский трюк. Снова темно вокруг и нельзя пошевелиться, боль от срезанной
пряди, кровь тонкой струйкой течет, уползая куда-то во тьму. Какое знакомое
ощущение? Всё как раньше, сейчас кто-нибудь зайдет в его камеру и начнет долго,
и очень осторожно мучить, растягивая каждое мгновение едва ли не на дни. Брут
моргнул, прогоняя накатывающее отчаяние. Он больше не вещь и не игрушка, он
маг-оборотень и может за себя постоять! Стоило только двинуться, и теневая
петля сжала горло, подержала некоторое время и, словно убедившись, что намек
понят, медленно отпустила удавку. Брут задумчиво выдохнул, поднимая в себе
силу, и взвизгнул от нового приступа удушья и боли в сердце, когда разгоняемая
сила не встретилась с нужным потоком и обожгла тело изнутри. Плохо, ему не
дадут плести огненные чары, а другие стихии он ещё не успел освоить. Родной
огонь приходилось едва ли не выдавливать из себя, чтобы добиться чего-то
стоящего и внушительного. Так, магия не работает, слезы и паника врят ли
помогут, значит нужно успокоиться и сосредоточиться. Брут расслабился, ощущая,
как теневая удавка уменьшила давление и вновь замерла в ожидании нового
маневра. На увеличившееся свечение она внимание не обратила, не почуяв
магического движения. Фейри расслабился выравнивая дыхание и раздавив в себе
последние ноты паники и ужаса сосредоточился на кровавой полоске уходящей во
тьму. Думать о тьме. О матери породившей демонов. О тьме, бесконечной и
неиссякаемой, проникающей во все и вся, живущей во всех существах и обитающей
во всем что мертво или никогда не было не тем не другим. Фейри выдохнул,
переводя взгляд на кровь. Это его жертва для вызова. Тьма обволакивает кровь,
вливается в нее и словно пробует на вкус. Вязкая красная полоса, играя синими
переливами словно чернеет, погружаясь за грань желтоватого света и как будто
исчезает, сливается и поглощается самой вечностью. Фейри выдохнул, представляя
Ёрика. Первый раз он увидел его тогда на мельнице, ещё наполовину глазами
опекуна. Всегда было интересно о чем думает Нами, каково это быть перводемоном
и впервые на доли секунд Брут ощутил страх перед ним. Опекун напугал его и
заставил отстраниться от мысли. Нами увидел Ёрика и подумал, что этот демон
выглядит и пахнет очень вкусно. Фейри выдохнул, заставляя себя не в коем случае
не отвлекаться. С какой стороны перводемон смотрит на мир и все что его
окружает, об этом фейри подумает потом, а лучше попробует поговорить с
первоисточником с глазу на глаз без ментальных вмешательств. Сейчас самое
главное не погубить свое спасение. Ёрик предстал перед глазами, окутанный
демонической теневой силой, она клубилась вокруг него густым облаком, заворачивалась
спиралями и пучилась наподобие грозового облака, внутри демона крутилась яркая
звезда, ослепляя лучами и заставляя зажмуриться. Кажется, так демоны видят
существ. Немудрено, что они не сразу могут определить вид и род встреченного и
часто используют в разговоре не имя или принадлежность, а слово «душа». Что
видят перед собой так и обращаются. Брут открыл глаза, делая очередной вдох.
Имя. Нами рассказывал, что имя у демона одно из самых слабых мест и поэтому они
носят на себе прозвища. Если звать именно Ёрика, возможно он услышит зов, даже
может прийти из любопытства, но по принуждению не явится. А попытка у Брута
наверняка одна и как же здорово, что есть Валентинка и она сказала по секрету
его первое имя.


«Рам!» - Брут захрипел, когда попытался произнести
имя вслух. Тени сработали моментально, стоило появиться магии. Вся собранная
концентрация осыпалась едва ли не с осязаемым грохотом и растеклась вокруг
теневым озером. Фейри замер ожидая, когда его отпустят, но стоило вновь
заняться дыханием, чтобы произвести вызов повторно, хитрая ловушка снова
вцепилась в горло, заставляя выгнуться и завернуться едва ли не дугой. Брут
испуганно вытаращился, делая частые короткие вдохи, и замер ожидая результата.
Удавка медленно отпустила, но стоило замедлить дыхание, снова вгрызлась.
Пришлось снова хватать воздух и искать именно такой способ, при котором она
успокоиться. Фейри всхлипнул, ощущая, что задыхается, в таком темпе ему грозит
обморок. Приходилось делать серию коротких вдохов, слыша, как разгоняется
сердце. Но как только пульс увеличился, теневая ловушка снова сработала, решив,
что он пытается вызвать огонь.


- Фейри, ты из меня едва душу не вынул. Когда
зовешь, нужно концентрироваться на лице, а не на душе, тебя кто научил
призывать таким способом и тем более кто показал, как выглядит моя душа? –
сквозь панику прорвался чем-то очень удивленный голос. Брут едва смог разлепить
глаза и сквозь плавающие круги разглядел Ёрика. Тот очевидно сообразил, что
парнишке не до разговоров, осмотрел ползающие по его телу тени и положил руку
на лоб, прислушиваясь к чужой силе.


- Не слабый теневой тебя зацапал, давно здесь
кренделя выписываешь? Тебе как призыв удалось вообще провести? Ты ж светлый и
послушный мальчик, - голос Ёрика прозвучал на этот раз спокойно с толикой
любопытства, рука лежащая на лбу оказалась теплой и шероховатой от старых
шрамов.


Демон замер, аккуратно выискивая начало
плетения. Если сейчас поторопиться, маг, наложивший «удавку» про это узнает, а
ввязываться в бой при возможно раненом мальчишке неразумно. Кровь текла
откуда-то из головы, и Ёрик аккуратно развернул лицо фейри, выискивая её
источник.


- Волосы себе на сувенир прихватили. Тебя очень
серьезно поймали мальчик, если конечно нападающий специалист по удаленному бою.
Противника можно убить не обязательно перерезав ему горло, а более хитрым
способом, сломать «шею» палке намотав на нее твои волосы.


Фейри схватил воздух, ощущая себя рыбой
выброшенной на берег. Ёрик распутав чары, продолжал его крепко держать и
подбадривал, советуя делать более глубокие вдохи.


- Теневая сила одна из самых опасных, мальчик,
не смотря на то, что выглядит со стороны не так внушительно как огненная или не
так прекрасна как водная или воздушная или не так свирепа как светлая земная.
Это сила для тихого бесшумного убийства, - Ёрик прислушивался к организму
мальчишки, пытаясь понять, использовал нападающий маг на нем удаленные чары или
забрал волосы с какой-то другой целью.


- Где… мы? – выдавил из себя Брут, наслаждаясь
одной только возможностью заново дышать.


- А я откуда знаю? – пожал плечами Ёрик,
оглядывая тьму вокруг себя. Это укрытие может находиться где угодно, но скорее
всего ещё на Земле, потому что телепортировать в другой мир по маяку без
согласия или ведома Портальщика никто не сможет. Значит это просто хорошо
оборудованная надежная темница, используемая конкретно этим магом многократно и
замаскированная из вне самым тщательным способом. От банальных ловушек до серии
щитов экранирующих любые всплески силы внутри камеры. Соответственно выйти
отсюда может тот, кто ловушку построил.


- Лично я использую штук десять подобных комнат
и как никто другой знаю насколько хорошо они замаскированы и защищены.


- Теперь мы застряли здесь навечно? – Брут смог
подняться с помощью теневого и едва не грохнулся снова на пол не ощущая обоих
ног от слабости.


- Так-так, смотрю вызывать тебя научили, а вот
не объяснили почему нельзя собственность Хозяев – прислужников призывать, -
ухмыльнулся Ёрик, помогая парнишке устоять на месте.


- Феникс сказал звать именно тебя, - ничего не
понял тот, окончательно повиснув на плече более низкого демона.


- Хм… Феникс? Вот как? Это из твоего клана,
который демонолог Феникс?


- Да…


- Какой хитрый наставник тебя «вызывать» научил?
Если я его встречу я ему обязательно за это «спасибо» скажу, если конечно жив
останусь, - умиленно выдохнул Ёрик, покосился на парнишку теряющего сознание и
подхватил на руки, словно только что выкраденную невесту, - прислужников нельзя
призывать, из-за их ненадежности, потому что их Хозяева практически в любой
момент могут сделать вот так…


Каждое исключение этого второго по уникальности
заклятья Ёрик в свое время изучил на собственной шкуре. По нему можно было
провести отдельную лекцию, но времени как всегда не хватило, что бы хотя бы
предупредить слегка контуженного и напуганного мальчишку о том, что сейчас
будет. Хозяйский призыв. Зов Талу не рассчитан на мягкое приземление. Он очень
болезненный, цепляющий саму душу твердой когтистой лапой и заставляющий на одно
мгновение не желать ничего кроме как орать от боли, низвергающий на землю
бесформенной кляксой, так что бы слуга ещё некоторое время не мог
ориентироваться в своем положении. Пока ты валяешься киселем перед ногами
Хозяина он решает, что делать: одеть на руки кандалы, или быть может сразу на
кол посадить, а может просто схватить за шкварник и тряхнуть как нашкодившего
щенка, врыв мордой в ошибку, пока нос не превратиться в кашу.


Призыв Хозяина есть призыв и Ёрик едва успел
развернуться так что бы не убить приземлением мальчика, поэтому хлопнулся на
плиточный пол перед Талу едва ли не пластом и от этого получив ушиб по всей
поверхности, невольно выпустив фейри из рук и потеряв его из виду. Судя по
грохоту, рыжий укатился в стол Хозяина опрокинув компьютер и что-то там ещё до
кучи расколошматив.


- У меня твои фокусы уже в печенках сидят!!! –
прогремел над Ёриком Талу, темнея от бешенства, - ты кому свое имя сказал!?


Кажется, Талу даже не заметил присутствия гостя,
так как сосредоточил весь гнев на одном только Ёрике. Прислужник лишь
беспомощно засвистел, когда увеличившаяся лапа минотавра обрушилась сверху и
одним махом переломала все задетые кости. Едва эта атака закончилась, на горле
сомкнулся захват, подтягивая над полом и заставляя жертву затрепетать в
смертельной хватке.


- Я запретил тебе называть свое имя, ты как
посмел нарушить мой приказ?! Кому ты его разболтал, идиот!? – процедил сквозь
зубы Талу, Ёрик закатил глаза, издавая только хрипы и вероятно находясь не в
настроении для разговоров.


- Что бы призыв больше не случился, ты ведь
знаешь, что я должен сделать? – прошипел Талу, сжимая захват ещё крепче, - и
это твоя благодарность? За то что я тебя по кускам собирал в последний твой
прокол?! Ты думаешь у серого Хозяина не хватит духу прихлопнуть одного
прислужника ради безопасности всей шайки!? Идиот!!! Прокололся как тупой
идиот!!! Идиот!!! Сказал кому-то имя!!! Я тебе запретил!!! Ты же по своей воли
стал демоном!!! Тварь тупая!!!


Талу после очередного удара вновь вздернул
прислужника пытаясь понять причины, побудившие очень умное и осторожное
создание пойти на такой идиотский поступок и кому-то разболтать свое имя. А
главное зачем? Ёрик пришел по своей воле. Неужели задумал предательство?! И это
после всего что Талу для него сделал?! Хозяин замер в догадке. Возможно, отрыв
тогда в доме Мэлвелов тоже произошел не случайно и по воле призраков, а его
призвали? Но Ёрик не лгал, поэтому Талу поостыв ограничился лишь одной оплеухой
и запретом покидать указанный радиус вокруг клуба. Если уж приспичит до
ближайшего магазина, в случае если детишки захотят чего-нибудь вкусного. Все
тренировки, Талу велел проводить только в клубе и никуда не сметь больше
выходить, и Ёрик безропотно слушался. И тут снова исчез. От неожиданности Талу
даже не смог призвать его сразу, а потратил пару минут, чтобы подавить всю
скопившуюся ярость и не выпущенную после первой пропажи. Поэтому он сейчас не
ограничивался на побои, отыгрываясь за оба раза. Ёрик даже не пытался
защищаться, прекрасно зная, что это бесполезно и вероятно пытаясь сохранить
себе жизнь хотя бы до окончания приступа черного бешенства у Хозяина.


- Не трогайте его!!! – Ёрик вздрогнул, вытаращив
чудом уцелевший глаз на кого-то рядом с Талу. В руку Хозяина вцепилось что-то
светящееся, тот лишь отмахнулся не видя никого перед собой от бешенства и смел
Ёрика следом. Стол улетел на улицу, вышибив окно. Прислужник бесформенной
кучкой впечатался в стену между двумя окнами и под расплющенной фигурой кого-то
полыхающего пламенем. А это ещё что такое?! Не уж-то алые влезли. Нет, быть не
может! Девочки очень умные и никогда под горячую руку не лезут, отлично зная
нрав Хозяина. Талу прищурился, ощущая, как демоническое бешенство, сменяется
чем-то закопанным перед его собственным обращением – страхом. Рыжий парнишка
засел в стену всей поверхностью и лишь пытался заново научиться дышать. Удар
был щедрым, фейри - создания очень хрупкие по сравнению с демонами и тем более
прислужниками и мальчишке наверняка хватило одного пинка.


Ярость что бушевала в Талу растворилась так же
резко как появилась, под давлением парализующего ужаса, когда демон узнал
парнишку. Вот черт – это Брут. Отчасти Талу испугался, что задел кого-то
постороннего, так как своя шайка знает закон номер один «не лезь под горячую
руку» и скорее всего Ёрик бы тоже нашел лазейку и улизнул, дожидаться в
безопасности, когда Хозяин выпустит ярость, однако не сделал этого, потратив
время на Брута. Страх накрыл второй волной, когда Талу вспомнил кто опекун
мальчишки – Пожиратель. И если рыжий сейчас помрет, не будет в Лозе безопасного
места, где Талу сможет спрятаться от мести этой плотоядной мстительной твари.


Брут кое-как выдрал себя из стены и завалился
сверху на Ёрика. Это что ещё за картины? Он что пытается защитить теневого от
наказания?


- Не трогайте, он мне помогал… Клан не
использовал бы его имя зря, - молил сквозь слезы Брут, дрожащими руками пытаясь
развернуть прислужника и отыскать у него голову или хоть какую-то конечность на
нужном месте, - я клянусь никто из нашего клана не выдаст его имя, только не
трогайте его больше! Имя знают только я, Феникс, Валентинка и её мама. Больше
никто, прошу вас не убивайте его!


Ужас схлынул под следующей волной - изумления.
Талу навис над мальчишкой, оглядывая его по первому кругу. Не одного перелома.
Демон на всякий случай рассмотрел вмятину в стене. Удар сдвинул несущую стену,
укрепленную собственной магией Минотавра, и уходил вглубь сантиметров на
двадцать. Перевести в цифры силу удара сложно, а вот представить удар
разогнавшегося метеорита об поверхность земли в самый раз. Это был
бесконтрольный шмяк минотавра, и по всем законам от фейри должна была остаться
каша. Даже крепенький прислужник сейчас напоминает суп с костями, а этому хоть
бы хны.


- Ты кто такой, сопляк? – выдавил из себя Талу,
- ты куда под руку лезешь?! Ты что себе позволяешь!? Кто тебе позволил
призывать моего слугу!?


Продолжал купаться в изумлении Талу, ныряя от
одной темы к другой. Это что вообще за проявление наглости, вызывать чужого
прислужника, зная, что его тут же призовут на место? Брут как будто и не слышал


Комментарии (0)



Новые комментарии