307

Красное на черном. Глава 6. Воспоминания

    Глава 6. Воспоминания

кладбище


  Беофетхор нетерпеливо меряет шагами тесную
комнату на втором этаже. Когда же наконец стемнеет и он сможет убраться отсюда.
Здесь, в небольшом двухэтажном доме возле порта, чувствуешь себя точно медведь
в клетке.


  Главный друид и два эльфа покидают грот во
время отлива и возвращаются в Тайкарию на поиски новой жертвы. Своих помощников
Беофетхор озадачивает поисками и поимкой девушки для обряда, а сам же собрался
навестить давнего знакомого.


  И вот вечерние сумерки накрывают город точно
прозрачная темная вуаль. Горячий влажный воздух заполняет и без того душную
комнату. Ступени жалобно скрипят под ногами светловолосого эльфа. Голову
пронзает легкая, но все ж неприятная боль, когда, забыв о низком дверном проеме,
Беофетхор входит в конюшню. Красивый белоснежный пегас фыркает замечая хозяина,
а тот пока отодвигает массивный засов ворот, которые отворяются во внутренний
дворик. Пыль и мелкий мусор разлетаются во все стороны под взмахи огромных
крыльев. Летающий конь осторожно подымается, работая крыльями так, чтоб не
зацепить постройку. Но вот крыша остается внизу и наездник крепко обхватывает
шею любимца, чтоб не сдуло порывом встречного ветра. Белая фигурка, едва
заметная на фоне темнеющего небосклона, быстро удаляется на восток.


 


  Глаза
рыцаря пекут, будто в них попал песок. Орк часто моргает, отгоняя сон. Они
ехали всю ночь без сна и отдыха, даже ели в седлах. Уставшие скакуны медленно
бредут через редеющей лес. Гробовую утреннюю тишину нарушает топот копыт да
редкое уханье одинокого филина. И вот уже четко видна из-за сухих стволов
черная башня, которая одиноко возвышается в центре долины. На земле, ограждая
коней, прорисовывается золотистый круг с завивающимися узорами и крестами,
сразу же угасая. Орк уверен, его защитные чары сохранят жизнь скакунам до тех
пор, пока они не освободят товарищей. Тем временем Доларан рассматривает
строение на небольшом островке, окруженном широким рвом. Он видел его много лет
назад, но так близко - впервые. Тюрьма производила сильное  впечатление так, как своим величественным
мрачным видом напоминала огромного черного паука. Восемь десятиметровых
контрфорсов, точно лапки, соединялись со стенами тонкими мостиками. Тридцатиметровое
здание, украшенное барельефами с изображением фигур в длинных балахонах с не
менее длинными косами, увенчал бельведер, через огромные стрельчатые окна
которого, словно сердцебиение пульсирует приглушенное зеленое сияние крупного
кристалла. С крыши надстройки небосвод пронзает длинное острое жало-шпиль.


  -Пошли скорей. Нечего на нее глазеть, -
бурчание орка, как ведро холодной воды прогоняет неприятное чувство от
паукообразной башни.


 


  -А как зовут мою невесту? - Геф встает с
койки и медленно подходит к дяде. В памяти всплывают разговоры матери с отцом.
В детстве, наверное, ему тогда было лет шесть или семь поздней ночью он долго
не может уснуть, потому что в гостиной мама и папа слишком громко обсуждают
что-то важное. Маленький Геф вслушивается в каждое слово, затаив дыхание,
родители говорят о нем. Мама недовольна тем, что папа принял какое-то важное
решение, ни с кем не советуясь. Торган оправдывается, прекрасное будущее их
сыну обеспечено, а это главный долг родителя. Может речь шла о женитьбе. Браки
по расчету привычное дело для богатых семей. Но какая тут может быть выгода для
вампиров?


  -Кира… Думаю, ты хотел бы знать, почему
придется породниться с вампирами, - дядя не спрашивает, а скорее утверждает.


  -Меня больше интересует ее фигура, а особенно
размер груди. Но буду не против, узнать и за все остальное, - ухмыляется юноша,
опершись на низкий подоконник.   


  Родон демонстративно прочищает горло и
начинает:


  Вот и настал день, которого я ждал пять
долгих, но очень приятных лет. В последний день весны проводится торжественное
вручение дипломов в Национальном университете Аркалуса. На улице царит жара.
Выпускники и их родственники в праздничных нарядах окружают огромную чашу
фонтана в центре площади перед университетом. Те, кому не хватило места,
скрываются от палящих лучей в тени дубов по обе стороны от фонтана. Повсюду
слышны оживленные разговоры. Мне не до них, в стороне от однокурсников я ожидаю
брата. Он обещал прийти.


  Мы давно не видились. Пока я изучаю азы
некромантии, пью пиво с однокурсниками и знакомлюсь с девушками, Торган,
раздобыв свой самый лучший трофей – Змеиный язык, истребляет нечисть и всех,
кто нарушает покой мирных жителей. Из писем от родителей узнаю, что командор
паладинов за боевые заслуги назначает брата десятником. Последняя  победа прославила Торгана на весь Аркалус. На
юго-западе возле Топей участились нападения обитателей болот на прикордонные поселения.
Паладины, услышав об этих бесчинствах, проигнорировали просьбы крестьян о
помощи. Мол, подойдут основные войска, тогда и выбьем гноллов. Когда об этом
узнал Торган, то немедля возглавил большой отряд из своего десятка паладинов и
взявшихся за оружие крестьян, чтоб прогнать болотных тварей с родной земли. Эта
битва прославила его как хорошего командира. Даже не опытные в военном деле
крестьяне под его руководством сражались на равных с рыцарями и понесли лишь
незначительные потери. Зато ни одна змееподобная оса, ни один ящер или гнолл не
избежали своей участи, их тела стаскивали в кучу и сжигали трудолюбивые жители.


  Из боковой улочки на площади появляются двое
всадников в доспехах отливающих серебром в ярких лучах небесного светила. Когда
они спешились, покинув тень древесной кроны, выхожу навстречу им.


  Всегда помнил Торгана как веселого худощавого
и немного наивного деревенского парня с длинными волосами. Теперь же передо
мной стоит широкоплечий воин в полных доспехах. Правая рука сжимает поводья
гнедого жеребца, левая обхватывает шлем с белым плюмажем. Нагрудник украшает
синяя эмблема ордена с изображением желтой латной перчатки сжимающей желтый меч
на фоне коричневой башни. Ножны на поясе с левой стороны скрывают клинок, но
хорошо заметен эфес Языка украшенный отделанной до мельчайших деталей змеиной
головой. Черты лица почти не изменились, только прическа стала короткой.


   -Поздравляем! – широкая улыбка обнажила
белые зубы, серые глаза светятся радостью. Меня переполняет гордость, чувствую
на спине взгляды моих товарищей – студентов, не каждый день университет
посещают герои. Торган держится уверенно и, кажется, даже надменно, словно, не
замечая прикованного к нему внимания окружающих, среди которых не мало женщин. –
Ты уже решил, куда применить свои магические таланты?


  -Есть
планы..., - оборачиваюсь ко второму рыцарю.


  -Забыл представить. Это мой друг и сослуживец
Доларан, - другом оказался двухметровый гигант с гривой темно-русых волос. Он
улыбался лишь уголками губ, но мое внимание привлекли карие глаза. Взгляд
паладина был добродушным и очень контрастировал с видом лихого воина. Из – за
спины над левым плечом возвышается рукоять боевого молота.


  -Думаю к инквизиторам…,


  -А может лучше к нам? А? – Торган не дает
закончить мне ни одной фразы. Похоже, десятник привык, когда его только и
слушают. Наверное, поэтому и Доларан ни пары из уст не проронил. 


  -Я б с удовольствием, но магов в ваш орден
почему-то не прини...


  -Раз ты согласен, тогда я завтра лично
позабочусь, чтоб ты помогал нам бороться с порождениями тьмы, - надо как-то
напомнить брату, что перебивать невежливо.


  После вручения дипломов началось традиционное
застолье с гуляньями до зари. Утро следующего дня встречает жуткой головной
болью и легкой тошнотой, поэтому смутно помню, как бодрые, точно не пили вместе
накануне, Торган и Доларан отводят меня к командору. Глава ордена с недовольным
видом долго разглядывает вчерашнего студента и все таки кивнул в знак того, что
я отныне буду паладином. Конечно же стать рыцарем без помощи брата не
получилось бы. Как я узнаю позже, один из сотников замолвил словечко за
некроманта.


  Через пару дней мы прибыли в Ольшанку.
Небольшая деревушка раскинулась на берегах одноименной речки в двух лигах пути
от границы Дес-о-лена. Вот, думаю, крестьян здесь, наверное, часто беспокоят
ходячие мертвецы, можно будет в боях оттачивать свои навыки некромантии. Но
оказалось по-другому, главной защитой жителей от гостей из Дес-о-лена служит
пограничная застава на южном тракте с отрядами алебардистов и арбалетчиков. Дни
протекают медленно и монотонно, словно вода в болоте. С утра до обеда
тренировки, меня учат обращаться с мечом и молотом, вечером заседаем в корчме с
пивом за игрой в карты, разве что девок не хватает. Я в недоумении, зачем
держать паладинов в такой глуши и с этим вопросом обращаюсь к десятнику. Ответ
меня озадачил. Хоть король и наградил Торгана медалью и золотом после освобождения
деревень, но командор и некоторые сотники старой закалки остались недовольны
молодым выскочкой. Командор быстро спровадил новоявленного героя в такую глушь,
чтоб больше не высовывался.


  На шестой день, окончив полуденную трапезу,
встаю из-за стола и иду к лестнице наверх:


  -Надеюсь, ты собрался поспать? – вдогонку
интересуется Торган.


  -Нет. Я пока еще не устал, - вопрос удивляет
меня. Мы в Ольшанке не особо выматываемся на фехтовании, после обеда стараюсь
почаще читать книги по магии, а то заклинания без применения и забыть недолго.


  -Лучше приляг, - советует брат. – Вечером
отправимся на экскурсию.


   Медленно подымаясь по ступеням, обдумываю,
куда надо переться на ночь глядя. Меня распирает от любопытства, но спрашивать
не решаюсь.


  Меня распирает от любопытства, куда надо
переться на ночь глядя. Медленно подымаясь по скрипучим ступеням дома, хочу
спросить об этом Торгана, но потом понимаю, что ответа не дождусь. Если б
хотел, то сразу сказал.


   На небе появляются первые бриллианты звезд и
трое всадников, покидают Ольшанку. Не обращая внимания на летнюю духоту, все
укутываются в плащи, скрывая доспехи. Когда на тракте над вершиной холма
замаячил флаг Аркалуса с крыши пограничной башни, Торган уводит отряд в
подлесок, огибающий покрытый густой зеленью склон. Довольно таки долго наша
колонна змейкой извивается, огибая деревья и кусты. Выбрались на берег Ольшанки
под бледное сияние полного месяца. Доларан с Торганом, оставив мне поводья
своих скакунов, быстро достают из укрытия помост. Кое-как сколоченные доски и
тонкие древесные стволы жалобно скрипят под ногами людей и животных. Чтоб не
оступиться, гляжу вниз, и поражаюсь, под мостом медленно протекают воды
чернильного цвета. Значит, мы уже в краю мертвецов.


  Долгая скачка по равнинам и холмам Дес-о-лена
утомляет однообразными пейзажами высохшей травы на потрескавшейся земле с
редкими островками деревьев, издали напоминающими скелеты исполинских чудовищ.
Немного взбодрились при встрече с зомби. Горбатый старик-некромант вел за собой
около двух дюжин обезображенных гниением трупов. Мне, как новобранцу, выпала
честь нанести первый удар. С навершия посоха срывается белая вспышка «костяного
копья», сбив с ног старого поводыря, но горбун, несмотря на свой возраст,
быстро переворачивается на спину и волны жуткой боли вражеского заклятья
парализуют мое сознание. Не помню, как смог удержаться в седле. Колдун поднялся
как раз вовремя. Торган молнией заходит в спину противника. Короткий свист
рассекаемого клинком воздуха сопровождается глухим ударом головы об землю.
Доларан сразу же вклинивается в отряд зомби, молотом с легкостью разбрасывая
оживленных мертвецов. Только заклинание теряет свою силу и становится легче, с
посоха тут же один за другим вылетают черепа, полыхающие фиолетовым огнем,
который с жадностью пожирает гниющую плоть. Брат добивает последних врагов и мы
вновь продвигаемся в глубь Дес-о-лена.


  Привал устраиваем в стенах старой водяной
мельницы, куда добрались лишь утром. Когда за окном начинает темнеть,
продолжаем экскурсию. Теперь же продвигаемся медленно. Торган и Доларан часто
советуются и всматриваются в карту, начерченную десятником собственноручно.
Наверное, ориентиры указаны не точно, так как несколько раз мы возвращаемся то
к огромным валунам, то к раздвоенному дереву.


   -Мы на месте, - шепот Торгана еле слышен.
Темные силуэты на утоптанной дороге посреди широкой балки хорошо видны из
зарослей кустарника на возвышенности. Добротная охрана из темных рыцарей, личей и мясников сопровождает
груженные телеги, которые не спешно тянут зомби.


  -За ними - одними губами произносит Торган.
Караван провожаем до огромного погоста, следуя за возами с золотом на
почтительном расстоянии, чтоб не заметили. Когда створки кладбищенских ворот со
скрежетом закрылись за последними рыцарями в черных доспехах, наш отряд
повернул назад к мельнице.


   Возвратившись в деревню, брат наконец
соизволил прояснить ситуацию. Десятник и Доларан от нечего делать часто
наведываются в Дес-о-лен и наткнулись на рудник, где мертвецы добывают золото.
Решили, нужно воспользоваться ситуацией. Некромантам желтого металла и так
хватает, а жалованье паладинов небольшое. Поэтому и меня к себе пригласили.
Воровать не хорошо, но мертвецы - не люди, так что можно попытать счастья.


  Прошло пару недель и мы снова наведываемся в
страну мертвых. После водяной мельницы направляемся сразу же к погосту, куда
доставляют золото.


  Согнутые ржавые прутья высокого забора с
южной стороны пропускают нас на кладбище неподалеку от башни, рядом с которой
темными силуэтами возвышаются казарма и склеп. Удивительно, но двор пуст или хозяева не думают, что кто-то может
позариться на золото. Только промелькнула эта мысль, как ночную тишину
разрезает скрип отворяемых ворот и топот множества ног. Значит, мы очутились на
кладбище раньше каравана, а теперь пора уходить иначе сами пополним ряды
обитателей королевства мертвых.


  -Никто ни куда не уходит, - тон десятника
заставляет повиноваться беспрекословно.  


  -Ты хочешь сам стать зомби?- я надеюсь, он
одумается. Но...


  -Мы пришли сюда за золотом и с пустыми руками
не вернемся, - Торган так приблизился ко мне, что даже во тьме сквозь прорези
шлема видно, какой яростью и жадностью сверкнули глаза.


  Оживленные некромантией скакуны заржали
совсем близко и мы еле успеваем спрятаться за стенами башни, когда вслед за
всадниками один за одним подкатывают возы. Рыцари с мясниками удаляются в
сторону казармы, а зомби разгружают ящики под присмотром двух магов-личей.
Когда последний ящик затащили в склеп, все творения некромантии направляются к
длинному зданию. 


  -Надо бы осмотреться. Доларан загляника в
башню, Родон проверь, как достать золото, а я узнаю, куда все трупы ушли. -
после указаний командира скрипнула дверь башни, принимая здоровенного гостя.
Брат растворился во тьме кладбища.


  До стены склепа еще остается несколько шагов,
а я уже чувствую магию мертвых, которая холодным осклизлым червем пробирается
через доспехи к теплой плоти. Прикрываю веки, и перед мысленным взором
ядовито-зелеными и бледно-голубыми нитями проявляется сеть заклинаний, точно
паутина, окутывающая одноэтажное строение с треугольной крышей. До сегодняшней
ночи лишь пару раз доводилось разбираться в подобных магических
хитросплетениях. И все же точно определил на дверях заклятье Тревоги, а значит
незаметно внутрь не проникнуть, и аура Немощи вместе с затхлым запахом разлагающейся
плоти заполняет весь зал, для нас ящики с желтым металлом станут вообще
неподъемными. Остальные чары остались для меня загадкой. Мое внимание привлекло
какое-то непонятное движение под гранитом половых плит, но внутренний взор
уперся в непроглядную завесу тьмы. Кто-то резко дернул за плечо, возвращая меня
в реальность:


  -Ты что уснул? – горячее дыхание десятника
щекочет ухо. – Уносим ноги отсюда. Бегом!


  Планирование кражи обсуждаем перед камином в
заброшенной водяной мельнице. Доларан рассказывает про башню. Внутри
оборудована лаборатория с разными зельями и снадобьями в банках, много
пленников, кто в клетках, кто к стенам прикован, их скорее всего для
экспериментов держат, а на столах растянуты уродливые тела каких-то пока еще не
оживленных монстров. Торган чуть не попался, когда проник в казарму, где
оказалось по приблизительным подсчетам не меньше двух сотен солдат Дес-о-лена.
Кого там только нет: зомби, скелеты, вурдалаки, мясники, личи и черные рыцари.
Я в свою очередь поведал все, что смог разузнать про склеп, поэтому был
настроен скептически и предложил туда не соваться. Но брат слышать ничего не
хотел, он собирался вернуться на кладбище днем.


  К изогнутым прутьям ограды приближаемся не
спеша, оставив коней в укрытии небольшого подлеска поодаль. Торган оказался
прав, днем все выглядит совсем иначе, а главное проще ориентироваться. На
погосте, как и положено, никого нет. Быстро подбегаем к двери склепа.


  -Сможешь снять хоть какое-нибудь заклятье? –
обращается Торган, оглядываясь по сторонам.


  -Попробую, - пальцами правой рукой касаюсь
двери, изукрашенной узорами длинноногих пауков. Вход пошли университетские
знания, непростое это занятие аккуратно раскрепить чужое заклинание, но теперь
хозяева не узнают о проникновении. Аура не поддается, а впустую растрачивать
силы не стоит:


  -Не получается... с Немощью справиться... -
по лбу катятся крупные бисерины холодного пота и дышать трудновато, а это
только начало.


  -Не будем терять времени. Дол, - тот лишь
кивнул, чтоб в следующий миг двуручный молот с легкостью сбил замок, запиравший
хранилище.


  Первым врывается Торган с коротким ломом, за
ним не отстает здоровяк с мешками, я оборачиваюсь, выставив посох вперед, в
ожидании мертвецов. За надгробиями мелькают изогнутые спины с короткой грязной
шерстью. Низко пригибаясь, вурдалаки короткими прыжками быстро покрывают
расстояние до склепа. От казармы марширует колонна зомби, но ходячие трупы
медлительны, поэтому не стоит на них отвлекаться. Время будто застыло, когда на
дорожку от могил к хранилищу выскочили трое вурдалаков, готовые разорвать
неопытного мага в клочья. Медлить нельзя и "костяное копье" гаснет,
разворотив внутренности грудины ближайшего охранника погоста. Две безобразные
твари метнулись ко мне. Первого встречаю точным ударом древка в собачью морду и
еле увернулся от острых когтей второго. Из дверного проема вываливается
десятник окутанный паутиной с мешком за спиной. Змеиный язык вспарывает заднюю
лапу вурдалака, когда тот готовится к последней атаке. Яд бушующим потоком
разносится по оживленному магией телу, заставляя корчиться плоть в агонии.
Третьего останавливает "огненный череп" с посоха, но издав жуткий
вой, последний страж укрывается за ближайшим надгробием. Колонна зомби, словно
морская волна во время шторма, хлынула на нас. Бороться против них бессмысленно,
снесут в мгновение ока. В тот же миг склеп покидает Доларан, и мы поспешно
отступаем к ограде. Путь преграждают с десятка два скелетов, заполонив все
свободное пространство меж башенной стеною и ржавой оградой, отрезая пути
отступления. Тут поможет только мощное заклятье. Посох, словно накаляясь
изнутри, пульсирует тусклым лиловым светом и нагие кости под доспехами
рассыпаются в пыль. Невыносимая боль скручивает судорогой каждую частичку тела.
Если б сильная рука в паутине не подхватила сзади, остался бы на погосте, а
позже пополнил бы ряды армии мертвых. На какое-то время сознание покинуло меня.
Смутно припоминаю, как во всю прыть несутся кони.


  Ранним утром на горизонте показались крыши
первых домов Ольшанки. Измученные, сонные и голодные, но довольные собой добрели
к нашей обители. Спрятав мешки, расходимся по комнатам. Никак не могу уснуть,
на душе тревожно. Слишком легко все получилось. На кладбище казарма забита
сильнейшими из армии тьмы. Одни черные рыцари чего только стоят, а к склепу
подошли лишь зомби, да вурдалаки со скелетами. Такие маневры смахивают на
ловушку. Вроде, погони не было, разве что за нами кто-то смог проследить... Что
за странная паутина…


  Крик с улицы оборвал тяжелый кошмарный сон.
За окном темно. Шум, который все же проникает в спальню через стену, оповещает,
никто из жителей Ольшанки не спит. С посохом наготове вылетаю во двор и застыл,
как вкопанный. Такого я не ожидал. Огромные пауки, некоторые в два человеческих
роста, а многие размером с собаку, наводнили деревню. Восьминогие, разделившись
небольшими группами, резво охотятся на людей, кое-кого убивают, но большинство
оставляют живыми предварительно укутав в кокон из серебристых нитей. Теперь
ясно, откуда взялась паутина в склепе. Пауки – могильщики, так они называются,
услужливо подсказывает память. Получается, следуя за нами, эти монстры
забрались в поселок, минуя заставу.


  -Может наконец поможешь нам или ты
собираешься так до завтра стоять? – узнаю этот голос. По улице уверенной
походкой приближается Торган.  Из-за угла
соседнего дома вынырнул Доларан и с ним еще двое паладинов. Темно - зеленая
густая жидкость сбегает по клинкам и молоту.


  -Сейчас все в центр села. Там самые здоровые
пауки, - десятник спокойно отдает распоряжения.


  -Может позвать за подкреплением на кордон? -
в голосе одного из подошедших рыцарей по имени Рейхар сквозит неуверенность.


  -Ты думаешь, они еще живы? - рявкает брат. -
За мной! Бегом!


  Но далеко идти не пришлось. Могильщики
встретили наш отряд на перекрестке. Мне казалось, ночь не закончится никогда.
Пауки перли со всех сторон. Отдых восстановил мои силы, но все же, выпуская
заклятья одно за другим, еле успевал прикрывать соратников. Доларан бросается в
самую гущу врагов, а брат методично расчищает правый фланг.


  Когда бой стихает, нас остается четверо,
одного паладина пауки смогли одолеть.


  -Теперь надо узнать, остался ли кто живой? -
Торган аккуратно какой-то тряпкой бережно протирает Змеиный язык.


  -А мне хочется узнать, откуда здесь взялись
могильщики Дес-о-лена? - Рейхар с обнаженным клинком резко шагает к десятнику.


  -Мне почем знать. Может некромантам не
хватает живых для пополнения армии? - рука брата с мечом напряглась, мои пальцы
покрепче сжали древко магического инструмента. Здоровяк куда-то отошел и кроме
нас троих вокруг ни души.


   -Стало быть не ведаешь? Пару дней вашей
тройки не было видно. Утром заявились с какими-то мешками, - рыцарь словно
выплевывает каждое слово. - А ночью сюда пожаловали пауки. Командору следовало
бы узнать о таком совпадении, - напряжение нарастает. Так просто Рейхар не
отступит. Надо что-то решать.


  -Я так не считаю... - резкий выпад Торгана
сообразительный паладин парировал легко и контратаками теснит брата к забору. Я
застыл не в силах сдвинуться с места, убить сослуживца не хватает смелости.
Рейхар хватается за правое плечо, в бесполезной попытке прикрыть кровоточащую
рану.


  -Тебе пора... – десятник неотрывно наблюдает,
как предсмертная агония выгибает тело рыцаря в неестественной позе на краю
дороги.


  Доларан блестящей глыбой доспехов нависает
над трупом и вполголоса что-то выясняет с братом. Легкий холодок спускается от
шеи вдоль позвоночника, когда осознаешь, именно твоя алчность привела к истреблению
ни в чем не повинных людей.


  -Не переживай. Или мы или он. Нас бы
повесили, если б командор узнал... - тяжелая рукавица ложится на плечо. Хочу
заглянуть в карие глаза, но Доларан избегает моего взгляда. У самого тяжело на
душе, а как же иначе кровь крестьян на твоей совести. Торган, как и положено
командиру, сохраняет спокойствие. Ему предстоит самое сложное, объяснить
командору, как все произошло…


  -Интересная история, а я тут при чем? – в
голосе воина прорезаются нотки раздражения. Родон слишком увлекся своими
воспоминаниями, пора бы и меру знать, а то и до завтра не закончит.


  -Не перебивай. Что за дурацкая привычка? Как
у Торгана. – тонкие брови мага сходятся на тонкой переносице. – Лучше до слушай


  Но через входную дверь тюремной камеры
пронесся многоголосый вой отчаяния смешанного со страхом. Кто-то нарушил покой
стражи

Статья взята с: http://dreamworlds.ru

Комментарии (0)



Новые комментарии